Рецензия на "Кысь" Татьяны Толстой.

Рецензия на "Кысь" Татьяны Толстой.

Все права на данную контрольную и текст содержащийся в ней (если не указано иное) принадлежат Левениру. При использовании данной контрольной работы или отрывков из неё обязательно указывать имя и фамилию автора в списке использованой литературы или ссылку на сайт.

 

 

 

Содержание.

Введение.
Похвалим.
Пропесочим.
Заключение.
Список литературы и источников.

Введение.

Татьяна Никитична Толстая родилась 3 мая 1951 в Ленинграде – российская писательница, публицист и телеведущая.
Окончила отделение классической филологии Ленинградского университета.
Первая публикация Т.Толстой: рассказ «На золотом крыльце сидели…» в журнале «Аврора» в 1983. После чего было опубликовано порядка 19 рассказов, новелла «Сюжет» и роман «Кысь» – за который Т.Толстая получила премию «Триумф» в 2001г.
Роман «Кысь» – самое противоречивое произведение в творчестве Т.Толстой. Он получил отклики от самых известных критиков, которые давали самые разные оценки: от шедевральных до полной профанации – эти споры ведутся до сих пор. Поэтому, хоть я не известный и далеко не лучший критик, но тоже хочу высказаться по поводу «Кыси». Причём постараюсь сделать это с двух “фронтов”.

Похвалим.

«Кысь» – это антиутопическое произведение, выполненное в жанре постмодернистской прозы, перенасыщенное индивидуально-стилистическими неологизмами и горами диалектизмов, которые и придают особенно сочную самобытность этой вещи.
Созданная Т.Толстой реальность не открывает нам ничего нового, это обыденный фантастико-футуристический сюжет для XX-XXIв: мир – образовавшийся после некой катастрофы связанной с повышенной радиационной активностью.
Основное действие романа разворачивается в городке Фёдоро-Кузьмичске, названного в честь некоего Фёдора Кузьмича, местного правителя.
Вообще в романе «Кысь» превалирует открытое издевательство над русским, советским и постсоветским абсурдизмом. Так, например, рассказ о городке Фёдоро-Кузьмичске оборачивается в хохмачество над любовью русских властей называть и переименовывать города, улицы, в соответствии с действующим политическим режимом.
«А зовется наш город, родная сторонка, — Федор-Кузьмичск, а до того, говорит матушка, звался Иван-Порфирьичск, а еще до того — Сергей-Сергеичск, а прежде имя ему было Южные Склады, а совсем прежде — Москва.» – сразу вспоминается Петроград, далее Ленинград, который ныне Санкт-Петербург, к которому почему-то до сих пор ведёт Ленинградское шоссе и поезда до него ходят по Ленинградскому направлению с Ленинградского вокзала (он кстати тоже был Николаевский и Октябрьский). Да и чего уж говорить, правильно Татьяна Никитична подтрунивает над некузявой властью: как-никак скоро вместо милиции на улицы России полицейские выйдут (а может даже выедут на старых милицейских машинах).
И так на всём протяжении романа «Кысь», то тут, то там всплывают довольно жестокие карикатуры на идиотически-суровую, но всё же анекдотичную реальность во взаимоотношениях властьимущих и обладающего стадным инстинктом народа.
Как, например, в случае с крышками, когда некий, местный «чиновник» с говорящей фамилией Силыч, думу думает: «Простой голубчик, из жалостливых, как бы рассудил? — взять все крышки да попросту и раздать. Мигом бы слух прошел, набежало бы народу, — не продохнуть, толчея, давка, крики; на закукорках у ходячих — увечные, те, кого в прошлые разы подавили; вопят:“Инвалиду!..Инвалиду крышку”……….Друг друга поубивают, крышек натащат сколько повезет…..а опосля в избе сидят, смотрят чего набрано, сами в ум не возьмут: а чего с ними делать-то? Чего ими покрывать?.….Повертят-повертят…..да и свалят на задний двор под плетень.», – вот и решает этот Варсонофий Силыч: «крышек нипочем не выдавать. И народ, и крышки целее будут.».
“Да-а-а, так вот и живём…” – хочется сказать после прочтения определённых моментов в «Кыси». Поэтому с решительностью могу сказать, что ирония здесь воплощена в лучших традициях Булгакова. Читаешь – и видишь то себя, то своего соседа.
И с этой стороны, лучше всех сформулировал мысль об этом произведении в рецензии на «Кысь» Борис Парамонов: «В этом и суть, что времени нет. Нет истории, вчера, сегодня. Завтра тоже нет…..Есть вечное настоящее, по-другому пышно называемое временем мифа…..Татьяна Толстая написала – создала – самую настоящую модель русской истории и культуры. Работающую модель. Микрокосм. Секрет, трюк, гениальность изобретения в том, что такая модель в ее, Толстой, исполнении вообще оказалась возможной, принципиально построяемой.».

Пропесочим.

Ну, а если взглянуть “с другой стороны” на Кысь, так сказать, “под другим углом”, что же получится? Получится, что ничего хорошего, в общем-то, Татьяна Никитична Толстая и не придумала. Никакого микрокосма. Ничего.
Как я уже сказал: «“Кысь” – это антиутопическое произведение, выполненное в жанре постмодернистской прозы, перенасыщенное индивидуально-стилистическими неологизмами и горами диалектизмов, которые и придают особенно сочную самобытность этой вещи».
Но так ли всё это хорошо на самом деле? – Отнюдь!
Антиутопия? – Ну и что с того? Что здесь нового? Братья Стругацкие это тему изжевали, измусолили, высосали до самого ядра.
Постмодернизм? – Если без излишних филологических изысканий, как это любят писать в словарях, то «постмодернизм» это основное культурное течение XXв. То есть опять ничего нового. Ничего. Абсолютно.
Индивидуально-стилистические неологизмы и горы диалектизмов – ну, во-первых, «уже было» – причём много, везде, часто.
Согласен – авторские неологизмы это “наше всё”. Но куда же их столько-то пихать в одну небольшую книжечку? Зачем? Что за издевательство над читателем? Да эту книгу надо было озаглавить “Через тернии к звёздам”! Нет ну ей Богу, открываешь – вроде ничего. Читаешь-читаешь – допустимо, приемлемо. А вот потом, на N-ой главе, будто через буераки, будто по колдобинам, словно на вершину Эвереста по строчкам карабкаешься, туда, выше и выше, пока, наконец, не понимаешь, что вот они “звёзды” – конец книги!
А сам мир? Радиация! Катастрофа! Последствия! Последствия… Последствия… Ну да! Точно! Припять, «Зона», Стругацкие “Пикник на обочине”.
Ну, а посмеяться над властью, кто не мастак? Ох… Гоголь, Пушкин, Зощенко, и мой любимый мастер сатиро-политической иронии Булгаков – в общем, опять «Кысь» это сборник “старых сказок о главном”. Новаторство Т.Толстой, здесь только в том, что это надо уметь – целое яйцо в бутылку просунуть! Но если долго мучиться, как известно, что-нибудь да получиться… А у Татьяны Никитичны Толстой на это почти двадцать лет ушло…
Кажется, что с «Кысью» всё-таки перемучились, перестарались, так и хочется порезать десяток-другой абзацев в клочья… Ну, чтобы туда-сюда, более-менее, сносно-читабельное произведение получилось… Вот если пропустить пару абзацев, так вроде и ничего – живенько, бодренько написано…
«И под этим логином кто-то пишет плохо подражая мне. Слог пытается сделать мой. Не понимает сути… Поразительно, как люди, которые подделывают, плохо подделывают, не понимают самой сути того, как я пишу, строю фразу, думаю, и так далее…» – говорит Т.Толстая на конференции “Искусство провокации” о каком-то сетевом хулигане, блоггере, ведущем от её лица блог.
Конечно, это плохо, зачем так хулиганить, но это высказывание тоже дорогого стоит. Какая, в самом деле, неповторимость слога у Т.Толстой! А есть ли вообще “повторимый” слог? – Нет. Нельзя, нельзя, так “любоваться” собственным слогом – “залюбуешься”. А в «Кыси», похоже, именно это и произошло, по-моему, перемудрили…
С этой стороны баррикад замечательно-разгромную статью написал Андрей Незмер под названием: «Азбука как азбука», с соответствующим предисловием: «Татьяна Толстая надеется обучить грамоте всех буратин».
С первых строк он “прошёлся” и по самой Т.Толстой, и по её поклонникам, провозгласившим эксклюзивность и величие «Кыси», ещё до того как она была написана: «Не говорим уж о беседах продвинутых членов культурного сообщества, проходивших под девизом: “Вот приедет барин — Барин вам покажет!” “Барин” — Толстая; “приедет” — из Америки; “покажет” — как надо романы писать. Так покажет, что сами продвинутые члены культурного сообщества на некоторое время прекратят разговоры об “умершем жанре”. В общем, величие романа обнаружилось раньше, чем его текст.», – что ж, тоже верно, не надо кричать о величии творения ещё до его написания.
По его мнению: «Роман “Кысь” строится на тезисе: “Вы все не умеете читать, а, стало быть, книги — сколь угодно замечательные — вам не впрок”. Потому главы его носят имена русских букв (от “аза” до “ижицы”), самый симпатичный персонаж по ходу дела печалуется об исчезновении “фиты”, а незадолго до развязки отвечает на вопрос возжелавшего полной истины главного героя (“Книгу-то эту где искать?… Где сказано, как жить!”)», – и в этом я с ним соглашусь, однофамилец, а может предок Татьяны Никитичны – Лев Николаевич Толстой в «Исповеди», под конец жизни, очень раскаялся о том, что учил людей жить в своей прозе, хотя как он признался, ничего в этой жизни не понимал. Не ждёт ли тоже самое Т.Толстую?
Так вот, подходя к заключению, Андрей Незмер говорит: «Так и будет. А все потому, что азбуки не выучили. Чего читаем — не понимаем. Вот и я не понимаю, почему мастеровитая имитация Ремизова и Замятина (хорошую прозу писали!), байки про мутантов (то Стругацкими пахнет, то средним фэнтези потянет), игра с мифологической символикой (скажи интеллектуалу “мышь” — ассоциаций на семь верст станет), сорокинское смакование мерзости, банальности о связи культуры с тоталитаризмом (и банальное их опровержение), набоковское воспарение над “мнимым” миром, дозированная ирония над безусловно дорогими автору мыслями (почти общая мета сегодняшней газетной эссеистики) и желание понравиться всем, всем, всем (спрятав в кармане комбинацию из трех пальцев — “читать-то вы толком не умеете!”) — почему этот коктейль из хорошо известных ингредиентов (к тому же скверно взбитый — сюжетостроение у Толстой слабое) должен одарить меня высшим знанием.» – с чем я полностью и соглашусь, нечего добавить…

Заключение.

Сказать, что «Кысь» Татьяны Никитичны Толстой – сложное, противоречивое произведение – значит не сказать ничего. Мешанина, микс, коктейль, но какой-то особенный, что ли. Есть в нём что-то, что местами цепляет, местами завораживает, интригует, заставляет улыбнуться или даже хохотать во весь голос.
Гений ли Т.Толстая? Пророк ли? – Не знаю, не могу сказать.
Гениально ли её произведение «Кысь»? – Тоже не знаю.
Да и не мне судить о гениальности людей, пусть каждый сам читает (а прочитать «Кысь» стоит и даже нужно), после чего делает свои собственные выводы.
Моё мнение таково: раз о нём пишут известные критики, раз пишут отзывы хвалебные и худые, спорят, – значит, есть в нём что-то, какая-то изюминка. А уж кто гений, кто злодей – время покажет…

Список литературы и источников.

Татьяна Толстая. Кысь.
Андрей НЕМЗЕР «Азбука как азбука».
Борис ПАРАМОНОВ «Русская история наконец оправдала себя в литературе».
Википедия.

Получил такую рецензию: «Уважаемый Сергей Михайлович! Ваши рассуждения о “Кыси” (“похвалим” и “пропесочим”) достаточно любопытны. Видно, что вы внимательно прочли роман и теперь проецируете его текст на всё подобное, прочтенное ранее. Заслуживает одобрения обращение к критике (А.Немзер, Б.Парамонов), живое изложение материала. Вы в своём ключе развиваете ироничные мысли Толстой: “Как-никак скоро вместо милиции на улицы России полицейские выйдут, (а, может, даже выедут на старых милицейских машинах)”. Похвально!».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

18 комментариев: “Рецензия на "Кысь" Татьяны Толстой.”

  1. avatar Александр:

    ТАТЬЯНЕ ТОЛСТОЙ.

    Пускай у Вас фамилия,известность,
    Загранпоездки,связи и валюта,
    Но покорить изящную словесность?-
    Не мыльтесь,милая,давайте “кысь” отсюда!

    Александр Бывшев,Орловская область,пос.Кромы.

    • avatar Ricky:

      BS low — ratinoailty high! Really good answer!

    • avatar Николай Кувайков:

      Александр! Примите мои поздравления. Получилось: не в бровь, а в глаз. С уважением Николай Кувайков. Череповец.

    • Сказано, безусловно, красиво…

  2. avatar Николай Кувайков:

    Татьяна! Я допускаю, что у тебя что-то слямзили. Я автор Всемирной школы здоровья. У меня 30 лет воруют, но я не опускаюсь до уровня пьяной уборщицы, а ты себя опустила, продемонстрировала маразм, с чем тебя и поздравляю. Если у нас маразматикам дают ещё и премии, то можно нашей литературе высказать соболезнование. Я не хочу тебя обидеть, но, будь добра, не забывай народную мудрость: НЕ СУЙ НОС, КУДА ГОЛОВА НЕ ЛЕЗЕТ!

  3. avatar К.Кашкин:

    Рецензия на «Кысь»
    Босх Свалкер из Фаренгейта под развесистой мырью.
    Наша Таня громко хрячет:
    «Чтой-то пушкин мне карячит?»
    И полезли из избы
    Нечисть Вия и жлобы.

    Белой ручкой помавала
    И попёрли из подвалов
    И с толстовских чердаков
    Толпы русских-дураков.

    Мыки, ныки, упыри ли
    Хари слёзы вспузырили,
    Из хлебальников течёт.
    Рази это всё нарот?

    Все гунявы, все гундосят,
    Аль воруют, али просят,
    Как один избит, небрит.
    Раскудрит твою едрит.

    Вонь и чунь евонная?
    Ширь души бездонная?
    Рассупонься, расталдычь,
    А за енто – магарыч.

    «Мериканский сей кок-тейл
    Можно сделать из лаптей.
    Вставьте вместо мозга
    Еронима Босха.

    Фаренгейта Брэдбери
    Как овчину вывороть,
    Апосля яго бяри
    И напяль наобороть.

    Настругай Стругацких
    Да с маслиной гадской,
    Матерных добавя слов,
    Подавай скорей на стол.

    Но сначала Гениса
    Подержи за пениса,
    А потом Бакунина
    Обзови И.Буниным

    И сначала, не потом
    Обзови того скотом,
    Кто кок-тейл не примет, блин,
    За прекрасный Паулин.

  4. avatar сив:

    считаю, что литература -настоящая и стоящая -должна доставлять эстетическое удовольствие, во-первых,и,во-вторых, побуждать к размышлениям. Первого в книге нет и в помине. А разобраться в написанном все же хочется.

    • avatar Вахтанг:

      Сив, я с вами согласен. А о какой эстетики можно говорить в ее публикациях, если это зачастую добрый русский мат.
      А таких случае с ней не мало, если даже взять последний с Запесоцким, да ты же женщина и писательница, подбирай слова. Хотя тот даже очень спокойно отреагировал только подстебнул ее немного), вот.

  5. avatar Киса:

    когда-то Толстая мне даже чем-то нравилась у нее был свой стиль, но это уже переросло в бред, если так и будет продолжаться, будут появляться вот такие провокаторы, то не ведать нам больше свободы в сети. “Нет” мату в сети!

  6. avatar Киса:

    Интеллигентный умный человек, дал понять что это не осталось не замеченным, но он с достоинством и юмором принял это)

  7. avatar Александр Казаров (Владимирская область):

    Книгу читал два раза и оценивал её в соответствии с возрастом и кругозором. Впервые — лет в 20, восхитился сказочной и гротескной реальностью, мастерски выдуманным языком, но приуныл от мрачного финала. Так и говорил потом — понравилась только первая половина.

    А на днях загрузил и прослушал аудиокнигу. Потом почитал отзывы и рецензии — мнения самые разнообразные. Интересно, что оценивают люди эту книгу чаще всего либо как сказку (“Ах, какой язык, какие образы” — или наоборот “Отвратительное словоблудие, писали по укурке”), либо как сатиру (“Русофобия, мол, в чистом виде” или “А вы разве себя не узнали на страницах этой книги?”).

    Это всё там есть, но мне кажется, это только форма и материал, а есть там нечто более важное. О падении человеческой личности, о гибели души. Ради эксперимента, прочтите первые три главы — а потом сразу последние три. Обратите особое внимание на то, какими словами Бенедикт говорит о людях в начале и в конце. Об Оленьке — в начале и в конце. Восприятие мира изменилось от незамысловатой радости до изуверской иступлённости, подчинения всего единой цели, ненависти и презрения к реальному миру и устремлённости к миру выдуманному, который в конце концов превращается в ничто и заводит в тупик (Белую Птицу Паулин сам же и съел…) А что его вело по этому пути? Ответ странный — книги. Кому бы пришло такое в голову? Почти наркотическое пристрастие к книгам — что за выдумка такая?
    Чтобы понять это, надо на минуту забыть, что книги — это источник знаний, а знания — это всегда благо и свет. А вспомнить вот что: “Легче верблюду пройти через игольное ушко, чем богачу попасть в Царствие Небесное”. Богатство — это не только деньги, власть и житейские блага. “Богатый внутренний мир” — есть и такое выражение. Вы скажете — какой там у него внутренний мир, как был олигофрен, так и остался. А в этом-то всё и дело. Когда копишь “духовное богатство”, а “алфавита не знаешь” (как сказал Никита Иваныч), ни к какому добру оно не приведёт, а станет оно просто камнем на шее. Для того и понадобился весь этот сказочный мир злых бородатых детей — показать идею, которую в привычных декорациях просто не разглядишь.
    В подтверждение своей мысли: не случайно, наверное, Бенедикт в последней главе допытывается у Никиты Иваныча — где ж книга-то эта, в которой сказано, как нам жить. То-то и оно — когда главной книги нет (не на полке, конечно, а в сердце), тогда и другие книги не в прок.
    Кому как, а для меня это и было ключом, который “открыл” вторую половину книги. Загляни, читатель, себе в сердце и почувствуй, куда тебя тянет твоё богатство. Не слишком ли много накопил, не заслонило ли оно людей. И нет там никакого русофобства, а насмешки над знакомыми характерами там добрые.

    • Александр, у вас вышла очень интересная и красочная рецензия! Очень рад, что вы нашли время, чтобы её написать! Подтверждать её или опровергать — дело неблагородное, и вот почему…

      Владимир Семёнович на все вопросы: “А вы это имели ввиду в своей песне?” — отвечал всегда “да”. У него была прекрасная позиция — если человек это увидел, значит, и это в песне тоже есть. =о)

      Спасибо за прекрасный комментарий!

    • avatar Ирина:

      Блестяще! Зацепило сказанное тестем Бенедикту “Кысь-то – ты”. Ваша рецензия, Александр, подводит вплотную к пониманию этого корневого момента книги.

    • avatar Татьяна:

      Александр! Не в бровь , а в глаз, больше видите и чувствуете,чем все прочие критики! После вашего отзыва можно больше не лазить в ин — ете.

  8. avatar Валерия:

    Сегодня её дочитала как раз, пишу рецензию на неё для сдачи экзамена, ибо учусь на филфаке.
    Я всё ждала,когда Никита Иваныч скажет,что эта книга, которая говорит как жить, называется “Библия”, но не дождалась. Заладил он всё о азбуке…Облом вышел.
    В целом,книга понравилась. Действительно, были моменты, где я смеялась от души, что даже люди в автобусе глядели косо на меня,не понимая,чего так. Эти словечки из серии: “бля,до хуища, птицы-блядуницы”.…убивали просто, в весёлом смысле.
    Всё читала,и думала,что в конце эта Кысь как вылезет и каюк герою будет, ан нет. То ли он оказался ею, то ли нет. Не понятно местами. Но эта трепетная любовь к книгам у Бенедикта, удивила не на шутку, когда я просекла,в чем суть книги. Я его, пожалуй,понимаю. Сама пишу книги,и так прониклась к “Войне и миру”, что после четвёртого прочтения написала сама книгу на основе данного романа, но более современную. На сайте писателей оценили. Оно и хорошо.
    Есть у Толстой по истине тупые рассказы, иначе не скажешь, а есть нормальные, как в сборнике “Ночь”. Надо копаться в них, чтобы понять язык Толстой, увы,иначе никак. Я пишу по ней курсовые и диплом, и третий год лично поддерживаю общение на фейсбуке с ней, а мои однокурссники прочитав пару ее рассказов,закрывают глаза и признаются,что уши в трубку готовы свернуться от ужаса.
    Ну…что поделать,если в 20 и 21 веке люди не такие хорошие писатели как Лермонтов,Толстой или Шолохов?…Да,это жаль.Очень.
    Маяковский со своей компашкой согнал всех с этого “корабля современности” тех писателей,вот и остались…черт пойти кто.

  9. avatar Катюша:

    Ваш комментарий удалён, потому что вы, товарищ Екатерина — отвратительное хамло. Вы лично общались с Валерией, что делаете такие безапелляционные заявления в её адрес? Или, быть может, вы читали её книгу, что берёте на себя смелость высказываться по ней?

    Реализуйте свои мелочные комплексы в другом месте.

    • И да, товарищ Екатерина, что касается вашего замечания о том, что “силыч- это отчество, а не фамилия” — либо вы Т.Толстая и знаете это как автор, либо вы не читали книгу.

      Из нас двоих — позоритесь только вы. Пишете инкогнито — как отвратный, мелкий пакостник. Причём, ладно бы что-то умное написали, а то кичитесь незнанием и показываете свою недалёкость.

      В своём комментарии вы назвали Валерию неграмотной… Так вот, в соответствии с грамматикой русского языка “Силыч” — это фамилия, а “Силович” — возможно отчество. Я уж молчу про выводы о вашей грамотности, которые можно сделать по цитате, приведённой выше.

      Ариведерчи, товарищ Кэт!