Зачем мучить Литературный институт

[dsgnwrks_instagram_embed src=“https://instagram.com/p/3zNI79G4JL/” type=“video”]

Есть в мире такие явления, которые нельзя трогать. Только смотреть. Например, детишки волков – дотронулся и они через пару дней умерли с голода. Литинстит, конечно, не волчий детёнышь, но почти. Его тоже нельзя было трогать.
Когда-то на этом крыльце из курса в курс дружной толпой выпивались децилитры спиртного и выкуривались тонны сигарет. Даже, когда по всей стране запретили пить и курить в институтах – здесь можно было всё. И было в этом что-то важное, такое, неосязаемое. Правильное что-то. И очень интимное. Сродни божескому поцелую.
У всего должен быть свой символ. У сантехника – газовый ключ, у спортсмена – мышцы, у программиста – мозоль на жопе, а у литератора – сигареты, бухло и вечный спор том, кто: Достоевский или Толстой? Нет, литератору совсем не обязательно бухать, и смолить по три пачки в день, но нельзя запрещать.
Лет шесть назад я впервые вошёл в это здание, и первое, что прочитал, было: “Студенту N от Ректора: объявляю выговор за курение на подоконнике такой-то аудитории”. Говорят, что на том месте бывали разные выговоры, вплоть до: “Разбудили весь этаж общежития, пытаясь выяснить, кто гениальнее”. А теперь не висит ни одного выговора. Никто не курит и не пьёт. Крыльцо опустело. Везде камеры. Тишь, гладь, до жопы благодать.
Сунули свои похотливые ручонки. Включили в список неэффективных вузов. Одумались, правда, быстро – в двое суток. Исключить исключили, а в покое не оставили. Проверками давят, стандартизируют. За землю убивают. Ну да, давайте покричим: “сколько здоровья сэкономили, сколько человеческих жизней спасли!”. Спасли-спасли, не буду спорить – жизни спасли, а душу загубили.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии закрыты.

Ribbon Maker